?

Log in

Метро

Однажды в метро по пути на работу мы увидели друг друга. Я почувствовала взгляд на себе, вернула ему, согрелась, потому что человек мне понравился. Потом чуть-чуть поиграла в сосредоточенность на каких-то буквах, посмотрела снова. Он ответил. Потом мы перешли на Римскую. Не вместе, а просто одновременно. Потом мы оказались в одном вагоне. Я читала. Он читал. Он вышел на Сретенском. Я выхватила его лицо из толпы спешно шагающих по платформе. Он тоже посмотрел на меня через стекло, кивнул и улыбнулся. Я улыбнулась в ответ. Тот день выдался хорошим. Не знаю точно, в чем дело. Возможно, чудесное действие внезапного эмоционального контакта, а, возможно, это просто действуют обычные вселенские законы. Короче, сегодня мы снова случайно пересеклись в метро. Узнали друг друга, улыбнулись, поздоровались и разошлись. Секундный контакт, но настроение как-то сразу стало приподнятым. Тот день был насыщенным. Всем улыбок!
14.09.2016

Прогулка. Март.

Зима прошла незаметным пунктиром между редкими встречами. Красивое пальто и подходящая шапочка сделали ежедневные рутинные выходы приятными. Отсутствие долгосрочных планов позволило жить настоящим моментом, особо не экономя и ни о чем не беспокоясь. В какой-то момент жизнь встала на ровные рельсы и перестало происходить хотя бы что-то волнующее. Все on time. Подъем, завтрак, сборы, макияж, интернет, автобус, метро, работа. Кофе, болтовня, обзвоны, обзвоны, обзвоны, тренинг. Обед, флирт. Тренинг. Флирт, смс, смс. Намек. Понят. Работа, чай, болтовня, сборы. Вечер. Встреча. Ночь. Спать.
Я почти не гуляла этой зимой по городу. В 19-00 уже темно, все еще скользко, хочется домой, согреться и уснуть. Со временем меня стала пугать такая тенденция. Это не я. Я не такая.Сейчас в марте все снова вернулось.

ПродолжениеCollapse )

Дыхание

Я вдохнула сегодня в очередной раз.

Просто сделала вдох, впустила в себя положенную дозу воздуха, пахнущего музеем, чьими-то духами, шоколадом, краской от принтера, еще чем-то неуловимым и обыкновенным. Просто вдохнула, а на выдохе вдруг почувствовала внезапную радость.
На пустом месте, беспричинную и чистую.

ПродолжениеCollapse )

Психолог

Поздним вечером она вернулась домой после посиделок с давними подругами и особенно захватывающей сегодня болтовни  о парнях.  Войдя в пустую квартиру, включила свет и привычно взглянула на себя в зеркало, не заметив там ничего особенного. Просто женщину. Какую?

ПродолжениеCollapse )

Города dyenhb

Я отправляюсь в захватывающее путешествие вглубь себя. Вчера какой-то поэт сказал мне, что это приключение самое увлекательное. Мне уже удалось отыскать внутреннюю Италию, посетить внутренний Париж. Куда бы отправиться ещё?
Каждый день я встречаю на своём пути новые знаки, пробую на остроту свои зубы, на выносливость - стопы и на магнетизм - глаза. Я касаюсь людей и наблюдаю за тем, что происходит потом. Я пробую новое для себя и безжалостно отказываюсь от него, если это сбивает внутренний барометр. Я нахожу себя. Насколько нормально это? У меня нет внешней пары, нет навигатора. Есть внутренний график и вшитая когда-то в голову карта-схема с чьими-то пометками, исправлениями, доработками.


ПродолжениеCollapse )

Гравий

Когда-нибудь я выйду на станции П...

Почему бы и нет? Этот район кажется мне очень уютным. И крупный гравий железных дорог со мной согласен. Гравий гладкий и острый, как на пляже в Севастополе.  Сама-то я там никогда не была, но вот этот гравий точно был. Слышал море, держал его за руки, делился с ним своими секретами. А потом судьба распорядилась так, что оказался гравий за тысячи километров от своей любви. Покрывает он теперь рыхлым слоем закаленные ленты РЖД и слышит вместо пенного прибоя грохот поездов. Я давно заметила, что в дождливый день, когда любой камешек блестит от влаги, городской ветер приносит откуда-то соленый аромат. Терпкий запах глубин и песков. Это каждый камень вспомнил о своей потере. Вспомнил и заплакал.
Соленой слезой впитавшего любовь моря.

(09.04.2015)


© Helen_argentum, 2017

Станции

На одной серой, ничем ни примечательной железнодорожной станции в полуночный час было тихо. Шуршал пластиковыми стаканчиками рабочий, хлопочущий у кофейного автомата. У приветливо светящихся желтоватым светом окошек касс позвякивали мелочью малочисленные пассажиры. Она опоздала на свою электричку. Следующая, последняя, прибудет через час.
За стеклянными окнами павильона, напоминающего оранжерею в заштатном ботсаду, привычно гудел огромный город. Гудел непрерывно. Гудел.


ПродолжениеCollapse )

Про блошиный рынок

Офорты, эстампы и литографии на прилавке все не заканчиваются. Я перекладываю в кучку "смотрено" разноформатные и разножанровые работы, бегло их просматриваю, внимаю комментариям продавца. Передо мной мелькают сказочные сюжеты, пасторали, портреты великих, что-то батальное, городские пейзажи, выполненные в туши. Вглядываюсь в линии и штриховку (сразу хочется пойти учиться рисованию). Попадается городская графика. Продавец: "О! Смотрите, это Ильинка!. Наша художница путешествует по всему миру, рисует города. Вот и Москву нарисовала". Я: "Счастливая". И беру в руки очередной шедевр. Продавец: "Чернышевский - хипстер! Ну смотрите: борода, очки, бабочка, цветовая гамма! Как пить дать хипстер!".
Я на блошином рынке во дворе Музея Москвы. Играет джаз. Люди переходят от стола к столу, наклоняются, чтобы поднять что-то интересное из разложенного прямо под ногами, вертят в руках вещицы, треплются с продавцами и между собой, попивают кофе. Перед джаз-бэндом есть немного свободного места. Немногочисленные пары танцуют линди-хоп.
Я залипла на бронзовые изделия: статуэтки, посуду, крючки для одежды, дверные ручки, бюсты вождя (на них не залипла, просто запомнились). Потом на пути попалась палатка, где готовили кофе по-турецки. Да, действительно по-турецки: в горячем песке. Откуда-то справа донесся знакомый аромат, безапелляционно заявивший: "Лето кончилось, детки". Глинтвейн. Уверяли, что на вине, но, как по мне, напиток больше напоминал сбитень. Слышались корица, гвоздика. В горле горчичником отжигал имбирь.
В деревянных лотках на бархате, атласе, на подстилках из риса, пшена и фиников (!) пестреют украшения. Металл, эмали, стекло, дерево, янтарь. Винтажные изделия от прославленных Домов и авторские цацки от современных умельцев. Запомнилось массивное колье с аляповатыми цветами, лежавшее на столике как бы отдельно от всего остального. К нему прилагалась бумажка с надписью от руки зеленым фломастером "Оскар де ла Рента". Мило так.
Я купила в свою коллекцию фигурку Страшилы Мудрого и не купила, но обязательно куплю позже, необыкновенных клоунов-"асясяев" из ваты, папье-маше и еще какого-то непопулярного материала. Вообще поняла, что блошиные рынки - кладезь вещиц и игрушек для работы терапевта.
Потом еще была тихая прогулка по Остоженке и Пречистенке, а дома - апельсины и мятный чай с берлинскими пирожными. Последнее воскресенье лета 2016 плавно подходит к концу.

Про клубнику и лосей

Неожиданно делюсь заметкой годичной давности. Пара моментов, составивших мини-историю и сделавших по большому счету не один мой день, уже приобрели для меня характер посиделочной байки.

Сегодня я видела лосей, перебегавших дорогу в спальном районе. Не по правилам, между прочим.  А еще я видела маршрутника, который угощал пассажиров клубникой. И меня угостил. А потом он вернул мне деньги, когда мне пришлось вернуться. Что-то меняется. Что-то близко.
(июнь 2015)

На Ильинке

Я не знаю, почему никогда прежде ни разу не бывала здесь. А может быть это и не так, но тогда сегодняшняя встреча оказалась той самой. Выпила тархуна в ГУМе, утолила назойливую жажду, и как-то сразу расхотелось куда-то спешить. По привычке. Просто вышла совсем спокойно на площадь и прогулочным шагом тихонько двинулась куда-то налево. Сегодня последний день моей поездки, сегодня домой. И поэтому не хочется кружить по суетной Москве. Саднят мозоли на ногах, побаливают мышцы - последствия моих активных перемещений и пренебрежения метро. В Москве меня постоянно преследует  иллюзия: кажется, что до твоей цели рукой подать, что еще чуть-чуть и вот за поворотом окажется что-то интересное. Однако идешь и идешь в потоке прохожих, в дымке из выхлопных газов и паров дыхания, периодически упираешься в шумные магистрали, вертишь головой в поисках перехода, ныряешь под землю, выныриваешь и упрямо идешь дальше. На пути попадаются приветливые станции метро, но временем под настоящим небом дорожишь и проходишь мимо. Именно так я исходила практически весь центр, когда вернулась в Москву пару дней назад. И совершенно не понятно, для чего в пятисотый раз мне нужен храм ХС или Чистопрудный бульвар. Намерение иррационально. Наверно, это ритуал. Как омовение.
В Москве досрочная весна. На улице температура со знаком плюс уже несколько дней. Хотя в загородном пансионате мы оказались погруженными в настоящее зимнее волшебство. Романтичный пушистый снег, желтые фонари и лесная благость. Но у Москвы свой характер. И потому месим грязь, перепрыгиваем через лучи. Соляной налет на обуви стоек и неучтожим. Придется красить.
Съеден второй за сегодня завтрак: омлет, хрустящие тосты, ветчинные рулетики. Выпит зеленый чай. Но уходить отсюда пока не хочется. Мой столик из тех, что прилеплены к витринам окон. Поднимаю голову и наблюдаю московскую повседневность. Интересны люди, но еще увлекательнее вглядываться в рельефы и декор на красивом старинном (?) здании напротив. Душу ласкают названия улиц на голубеньких табличках: Ильинка, Никольский переулок. Просто очень хорошо от этой погруженности в атмосферу старо-новой,  романтично-прагматичной Москвы. Я с ней на одной волне. Во всяком случае здесь и сейчас.
(Москва, Ильинка, Кофе Хауз)